September 15th, 2008

flat white

О славных 80-х

Предлагаю немного отвлечься от текущих событий и вспомнить историю. Восемнадцать лет назад произошло знаменательное событие - накрылся медным тазом инвестиционный банк Drexel Burnham Lambert. Компания была основана в 1935 г. Первые тридцать с лишним лет мы пропустим и  начнем с 1969, когда в контору устроился 23-летний выпускник престижного Wharton, Майкл Милкен.

Уроженец Калифорнии Милкен был, по легенде, настолько увлечен делом, что надевал на голову шахтерский фонарь, чтобы по дороге с работы читать в автобусе отчеты компаний. Еще в университете один из его профессоров обнаружил, что портфель высокорисковых облигаций приносит хороший доход - Майкл впечатлился этим и запомнил надолго.

В 1973 Drexel обьединилась с Burnham and Company. Милкен убедил своего менеджера организовать отдел по работе с облигациями и добился поразительного результата в 100% годовых. Уже в 1976 годовой доход тридцатилетнего Майкла составлял около 5 миллионов долларов - тех славных долларов 70-х, а не траченных последними десятилетиями цветных бумажек.
Collapse )
На протяжении следующих лет Майкл Милкен расширял свой департамент и добивался совершенства в торговле высокодоходными облигациями. Постепенно выросшие возможности по привлечению капитала достигли немыслимых ранее размеров - Майкл мог без проблем найти миллиард долларов для нуждающейся компании за час телефонных переговоров. Способность быстро привлекать средства была неоценима в сделках по выкупу предприятий на кредитные деньги (LBO) - такой же моде 80-х как диско и прически в стиле Джо Дассена. Но главной любовью  Милкена  оставались его любимые высокодоходные бумаги, мусорные облигации или junk bonds, как их называли тогда.

Эти бумаги были весьма своеобразны. Выпускали их компании в силу размера или репутации не могущие быть первоклассными заемщиками, поэтому доход был выше среднего, а надежность - гм, негарантирована.  Используя разные методы убеждения инвесторов - вплоть до многодневных бесплатных "семинаров" на океанском побережье со стриптизёршами и веществами во вкусе 80-х, Милкен фактически создал новый рынок. Он убедил инвесторов - игра стоит свеч, а овчинка -выделки. Благодаря Майклу росли очевидные прибыли (как и скрытые риски), но в целом всё шло отлично.

Руководитель Drexel Burnham Lambert  на словах был весьма щепетилен в вопросах соблюдения законодательства. Милкен же уважал законы постольку, поскольку они не мешали ему осуществлять собственные планы. Комиссия США по биржам и ценным бумагам (SEC) - это биржевое НКВД - внимательно следило за карьерой нашего героя с конца 70-х. Накопленные вопросы постепенно превращались в претензии.

Свое сорокалетие Майкл Милкен отметил, заработав 550 миллионов долларов. Drexel блистал на рынке, но личный доход Майкла превысил годовую прибыль компании. Останавливаться на достигнутом никто не собирался. В этом же 1986 году Деннис Левин, управляющий директор Drexel был обвинен в инсайдерской торговле. Это была первая ласточка грядущих неприятностей.

Спустя два непростых года SEC выдвинула новые обвинения в инсайдерской торговле, мошенничестве с клиентами и манипуляциях акциями. Теперь во всех обвинениях фигурировал Милкен и его отдел. Компания подпадала под федеральный закон о преступных организациях. Для дальнейшего существования компании необходим был миллиард долларов.  Но как и у большинства других инвестиционных компаний, своих средств у Drexel было очень мало. Доля заёмного капитала составляла 96%.

В апреле 1989 сокращено пять тысяч сотрудников. Рушится рынок мусорных облигаций. Потери четвертого квартала составляют 86 миллионов долларов. Итоги года - минус сорок миллионов, первый убыток за 54 года истории компании.

Drexel пытается провести реструктуризацию. Бесполезно.  Биржа, банки, SEC - никто не верит в благополучный исход. 12 февраля 1990 становится понятно - компания обречена. 13 февраля Drexel подает документы на банкротство.

24 апреля 1990 Милкена признают виновным по 6 пунктам обвинения и сажают в тюрьму. Эпоху 80-х позже назовут "Десятилетием жадности". Но это уже совсем другая история.


Любопытно, что за последние двадцать лет был лишь еще один случай обьявления о банкротстве инвестиционного банка из первой пятерки. Вчера.