November 29th, 2009

Небеса
  • spz42

Уровень зависимости экономики России и других стран от внешних поставок

Особую опасность для национальной безопасности государ­ства представляет зависимость от внешних поставок. В случае обострения экономического или развязывания прямого военно­го противоборства такая зависимость может привести к суще­ственным экономическим затруднениям и даже к потере эконо­мической самостоятельности.

Наиболее экономически самостоятельными странами явля­ются Япония и США. Процент импорта продукции к ВВП в них составляет 8% и 13% соответственно.

В то же время в России, Германии, Франции, Великобритании и Италии диапазон значений отношения объема импорта к ВВП варьируется в диапазоне 20-30%. В этой связи можно констати­ровать, что Россия стоит в одном ряду с экономически незави­симыми странами Европы.

Страны, национальное хозяйство которых находится в ор­бите чьего-либо влияния, имеют отношение объема импорта к ВВП 40-70%. В Европе в эту группу попадает Австрия (45%), Бельгия (73%), Голландия (56%), Ирландия (73%), Португалия (40%), Чехия (62%), Венгрия (55%), Словакия (67%). Выход за этот диапазон говорит об экономике страны, которая уже не может жить самостоятельно. Примером является Эстония, у ко­торой характерный показатель находится на уровне 80%.



Источник: Гордиенко Д.В. «Основы экономической безопасности государства, Курс Лекций, учебно-методическое пособие, М.: Финансы и статистика»; ИНФРА-М, 2009 – 224 с.
nonno

parmalat.

где можно увидеть перечень реформ,осуществлённых в италии после скандала с parmalat?
заранее большое спасибо.

Инвестировать надо в то, что дороже денег

Когда я говорю об инвестициях, я всегда стараюсь сказать о главном: инвестиция – это всего лишь техническая задача, средство достижения цели, но не самоцель. И действительно: если у человека была тысяча долларов и он инвестировал ее так, что у него стало две тысячи, то его ситуация ничуть не изменилась. Но если этих двух тысяч как раз хватило, чтобы купить обручальные кольца – то это совсем другое дело. Но даже и это не главное: на самом деле, человек за всю жизнь делает всего-то одну покупку: ему либо удается, либо не удается купить себя. Купить себя – это означает, сформулировать для себя достойные цели и реализовать их. Такая покупка, владение таким собой, доставит радость и удовлетворение, не сравнимые ни с чем… Но разве это сложная задача? Разве эта задача вообще стоит? Ведь каждый из нас всегда владеет собой! Зачем же совершать эту странную покупку? Но стоит только присмотреться и выяснится: человеку очень редко удается по-настоящему владеть собой.

Возьмем последнюю тысячу лет нашей истории. (Я буду немного упрощать, так как это не исторический трактат). Судьба ребенка была почти всегда известна в момент его рождения. Он мог быть либо крестьянином, либо священнослужителем, либо воином. Были еще ремесленники и купцы, но их было довольно мало. Крестьянин – это бедность, неграмотность, бесправие, тяжкий труд от зари до зари. Если человек хотел быть художником, как Андрей Рублев, то ему приходилось стать священником, а потом рисовать только иконы. А представьте себе судьбу воина – скачи, закованный в железо, с железным горшком на голове и топором наперевес, чтобы разрубить кого-то прежде, чем он разрубит тебя. А ведь врачей тогда не было – жили до первой серьезной раны.

Вот и получается, что люди в этом обществе не принадлежали себе. Не было ученых, писателей, путешественников, людей, живущих в свое удовольствие. Не было книг, туалетов, врачей. Средства от блох, маникюрных ножниц, мыла, вилок – тоже не было.

Жизнь людей определялась их социальным положением, и у каждого сословия были свои трудности. В результате творческий потенциал общества был чрезвычайно низок. Вот совершенно потрясающий факт: армия царя Хаммурапи состояла из конников вооруженных пиками и мечами, то есть, практически тем же, что и Первая Конная Армия, хотя Буденный жил на четыре тысячи лет позже Хаммурапи – а это почти вся история человечества. Ну, а плуг и быков русского крестьянина начала двадцатого века можно найти на древнеегипетских фресках.

Однако потом произошла промышленная революция, и в восемнадцатом и девятнадцатом веках появилось много людей, которые смогли сами выбрать свою судьбу: они стали учеными, деятелями искусства, промышленниками, путешественниками или просто никем, что тоже раньше было несбыточной мечтой.

Промышленная революция продолжалась и в двадцатом веке, но тут уже подул новый, очень интересный ветер. Широкое распространение получили газеты, радио, люди стали жить в городах – и оказалось, что теперь они легко подвергались идеологическому воздействию. Если раньше человеку говорили: «Ты – вот такой», и он подчинялся, то теперь создавалось сильное течение, по которому человек «сам хотел» плыть. Если у древнего императора было много рабов, то у Гитлера было много верных сторонников.

Итак, посмотрим, как менялось то, что закабаляло людей:

Сначала это были внешние воздействия, воздействия обстоятельств. Если ты раб и тебя бьют плетью, то приходилось подчиняться.

Потом на людей научились воздействовать с помощью внутреннего убеждения. Религия и идеология научились делать так, что раб подчинялся без плети: он верил, что такова его судьба, осознавал себя рабом.

Collapse )