August 29th, 2011

Небеса
  • spz42

Непрозрачность банковских владельцев

Если верить СМИ и собственным глазам, то истинные бенефицианты
российских банков закрыты от сторонних лиц. Не только от клиентов, но и от регуляторов. Несмотря на усилия последних сделать банковские структуры прозрачными.

Примерно тоже самое касается негосударственных пенсионных фондов, владельцы которых прячутся в низконалоговых юрисдикциях типа Кипра. При этом попытки разобраться в ситуации приводят к столь противоречивым результатам, что, без хорошего проводника в этих дебрях легко запутаться.
Как справедливо замечают некоторые аналитики, отдельной проблемой является номинальное владение акциями. История с банкиром Матвеем Уриным доказала: если акции оформлены на сторонних физических лиц, доказать, что они владеют акциями в пользу третьего лица, крайне сложно. Недавно казначей одного банка сетовал, что после истории с Уриным к небольшим банкам стали настороженно относиться на межбанковском рынке: «Дашь денег, а послезавтра — закроют».

Газета "Ведомости" справедливо отмечает: сами банкиры отнюдь не стремятся упрощать структуру собственности. После того, как Елена Батурина вышла из состава акционеров Русского земельного банка, на его сайте появился список из 118 учредителей, в число коих входит даже редакции журналов «Работница» и «Сельская новь». А в списке «влияющих» лиц — шесть кипрских оффшоров и Московский фонд поддержки малого предпринимательства. Все же с одним акционером как-то было удобнее. Впрочем, банкиры на ЦБ не сильно рассчитывают. Рынок всегда былмудрее регулятора, он может найти и доказать любую информацию, как бы тщательно ее ни маскировали. А вот клиентам пока действительно трудно. Кроме как дружить с банковскими рисковиками и казначеями им и посоветовать нечего.