bigstonedragon (bigstonedragon) wrote in ru_finance,
bigstonedragon
bigstonedragon
ru_finance

О текущей экономической ситуации

За последние неполных 3 месяца (с 1.09.2008 по 24.11.2008) российские банки получили от государства огромные ресурсы. Так, одна только задолженность кредитных организаций перед Банком России по предоставленным кредитам и сделкам РЕПО выросла более чем в 10 раз: со 173 млрд.рублей на 1 сентября до 1,8 триллиона рублей на 24 ноября; при этом основная масса задолженности (1,4 триллиона рублей) приходится на необеспеченные кредиты .

К этому следует прибавить 363,5 млрд.руб., возвращенных банкам из обязательных резервов, депонируемых в Банке России (245,6 млрд.руб в сентябре и 117,9 млрд.руб.в октябре), а также средства Федерального бюджета, размещенные на банковские депозиты (166,3 млрд. на 1.09; 492,6 млрд. на 24.11).
В то же время предоставленные ресурсы не привели к росту денежной массы в стране. Более того, в октябре, в период наиболее активного роста задолженности банков перед Центральным банком и Федеральным бюджетом по предоставленным средствам, денежная база и денежная масса в стране сократились. При этом денежная масса сокращалась более быстрыми темпами, чем денежная база: денежная база (включая наличные деньги и средства на счетах кредитных организаций в Центральном банке) сократилась на 0,67%, в то время как денежная масса уменьшилась на 1,07%. При этом сокращение коснулось только такого элемента денежной массы, как остатки средств на расчетных (текущих) счетах: сокращение на 1,67 % за месяц, в то время как объем наличных денег в обращении вырос на 0,43 %. Уменьшился и объем средств на счетах кредитных организаций в Банке России (на 2,84%).
Кроме того, наблюдается рост иностранных активов кредитных организаций. Данные за октябрь на сайте Банка России по этому показателю отсутствуют, но за сентябрь рост иностранных активов составил 16,38 % (увеличение с 2868,7 млрд.руб. до 3338,6 млрд.руб.)
Таким образом, выделенные Центральным банком и Правительством РФ денежные средства практически полностью пошли на увеличение наличной денежной массы в обращении и на валютный рынок.

Считаю, что в сложившихся условиях необходимо переходить от общей поддержки ликвидности банковской системы к селективной политике финансовой поддержки отдельных предприятий и отраслей экономики, играющих системно значимую роль в сложившейся структуре экономики Российской Федерации с учетом складывающихся тенденций в мировой экономике.
При определении приоритетов государственной поддержки необходимо учитывать, что меры аналогичного назначения уже предпринимаются в различных государствах Запада, с ориентацией на стимулирование ускоренной инновационной перестройки экономики, прежде всего в направлении широкого применения энерго- и ресурсо-сберегающих технологий (например, «План Полсона» в США).
При этом принимаемые меры сопровождаются беспрецедентным ростом денежной базы. Так, к примеру, согласно данным, размещенным на официальном сайте Федеральной Резервной Системы, денежная база США выросла с 842,7 млрд.долларов на 01.09 до 980,9 млрд.долларов на 01.10, 1,2 триллиона долларов на 01.11 и 1,5 триллиона на 19.11 (последние опубликованные данные) – т.е. на 75,2 % за 3 месяца, в т.ч.на 19,75 % только за неполные первые 3 недели ноября. При этом суммы кредитов, предоставленных банковскому сектору США Федеральной Резервной Системой, увеличились с 290 млрд.долларов на 1.09.2008 до 725 миллиардов на 19.11.2008 (рост в 2,5 раза! Такое увеличение денежной базы должно привести в перспективе нескольких месяцев (при условии получения ожидаемого эффекта от принимаемых мер, одним из последствий которого явится восстановление взаимного доверия на межбанковском рынке и, соответственно, восстановление близких к докризисным уровней кредитного мультипликатора) к беспрецедентному для нескольких последних десятилетий всплеску инфляции в рамках всех экономически развитых стран.
В ходе инфляционного всплеска ожидается значительная перестройка структуры цен, связанная с переходом на новую «технологическую волну» (точные контуры которой и будут определяться в ходе структурной перестройки экономики). Кроме того, в зависимости от успешности действий той или иной страны (группы стран) и складывающихся уровней инфляции возможны значительные переливы капитала из региона в регион, усиленные обычными для кризисной обстановки паническими настроениями среди инвесторов.
Дальнейшее усиление нестабильности на рынке капиталов и непредсказуемости движения валютных курсов в условиях инфляционного всплеска будет стимулировать различные государства к принятию мер, ограждающих национальные рынки от эффектов «бегства капиталов» и «импорта инфляции», т.е. к введению всё более жестких режимов валютного регулирования и валютного контроля.
Альтернативой такому развитию событий является координация действий мирового сообщества в общепланетарном масштабе, включая не только меры финансового и экономического характера, но и укрепление мер доверия в самых различных областях, включая отказ от национального эгоизма при внедрении технологических инноваций на этапе инновационной перестройки экономики.
Однозначно выбор дальнейших сценариев развития (углубление глобализации с усилением кооперативных начал, вплоть до создания центра координации экономической, научно-технической и социальной политики во всемирном масштабе, либо отказ от глобализации с введением в большинстве стран масштабных протекционистских мер, включающих валютное регулирование и валютный контроль), на мой взгляд, определится на апрельском саммите G20, однако в случае, если инфляционный эффект осуществленных «вливаний» денежных ресурсов проявится раньше (а вероятность этого, на мой взгляд, достаточно велика), то повторения событий начала 1990-х годов, включая гиперинфляцию и бегство капиталов, удастся избежать лишь при условии, что соответствующие мероприятия (запуск механизмов целевого кредитования при одновременном введении мер валютного регулирования и валютного контроля) будут заранее подготовлены и проведены, в случае необходимости, буквально в течение нескольких дней.
Пессимизм в отношении сценариев развития событий в ближайшем будущем усугубляется данными статистики касательно производства в отраслях реального сектора экономики, которые разительно отличаются от довольно-таки оптимистичных данных касательно динамики ВВП различных стран мира.
Так, согласно данным, приведенным в последнем номере журнала «Эксперт», «обработка данных Росстата с учетом сезонной корректировки (разные по весам различных отраслей), хотя и не позволяет то определить точную цифру падения промышленного производства в октябре, но даёт оценки диапазона: как минимум это -9% в годовом измерении, как максимум -25%.»
Согласно данным, опубликованным на официальном сайте Федеральной Резервной Системы, падение промышленного производства в США в октябре 2008 года по сравнению с октябрём 2007 года составило в целом 4,1%, в т.ч.: машиностроение в целом – 8,8 %; производство товаров народного потребления длительного пользования – 13,2 %; строительство – 7,0%; химическая промышленность – 11,9 %; транспортное машиностроение – 20,9 %; лесная промышленность – 15,6 %; и т.д. Рост наблюдается лишь в следующих отраслях: производство компьютеров и телекоммуникационного оборудования - +7,4 %; добыча газа - +9,7 %; переработка нефти и газа - +14,9 %.

Исходя из изложенного, на мой взгляд, на текущем этапе к предприятиям и отраслям российской экономики, заслуживающим государственной поддержки, относятся прежде всего:
• Строительный комплекс (в части как жилищного, так и инфраструктурного строительства);
• Сельское хозяйство и импортзамещающие производства (в первую очередь в части товаров народного потребления)
• Оборонный комплекс.
При этом финансирование приоритетных предприятий и отраслей должно осуществляться средствами, предотвращающими проникновение выделяемых ресурсов на валютный и фондовый рынок.
Определение получателей финансовой поддержки должно проходить при активном участии местных администраций. Механизм предоставления ресурсов должен быть прозрачным и обеспечивать целевое использование средств.
В частности, представляется разумным использовать при этом неоднократно апробированный механизм проведения биржевых аукционов, при некоторой его модификации, исключающей использование предоставленных государственных средств на валютном или фондовом рынке (например, можно использовать опыт СПВБ по проведению торгов средствами Фонда ЖКХ).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments